Трилогия об Оводе.

Творчество Этель Лилиан Войнич после исчезновения эпохи СССР постепенно забыто. Ни к чему теперь пылкий романтический революционный дух, ни к чему смелые герои с идеями пусть даже и утопического переустройства общества, не к месту, так сказать. Нынче время других героев. Но, так или иначе, моя юность прошла вместе с этой писательницей, с её трилогией об Оводе. Этому послужил и знаменитый одноимённый фильм с Олегом Стриженовым, снятый в 1955 году, да и интерес к литературе вообще. Произведение, прошедшее сквозь всю её жизнь, а теперь и мою — удивительная трилогия о четырёх поколениях одной английской семьи. Собственно, речь идет о романах: «Овод», «Прерванная дружба» и «Сними обувь свою». Если о первом из них известно очень многое, то довольно часто о следующих двух знают далеко не все. 

Бывают книги, которые производят очень сильное впечатление на читателя, особенно в юные годы, когда восприятие ещё свежо и чисто, не загромождено обилием пережитого опыта и критической оценкой всего происходящего. Могу смело сказать, что указанная трилогия возымела на меня именно такое действие, особенно его третья часть, написанная автором уже на заре жизни, повествующая о предках главного героя, носящая название «Сними обувь свою». По словам Этель Лилиан, главная героиня её последней книги по имени Беатриса долгое время не давала ей покоя и просилась на страницы нового романа, что было странно для писательницы, поскольку то время она уже многие годы не занималась литературой, посвятив себя музыке. (Для меня был так же очень интересен этот её метательный разрыв между музыкой и литературой в течение всей жизни). Мне же хорошо знаком этот внутренний позыв, когда живой герой внутри тебя начинает отчаянно рваться на белый свет… 

Роман «Сними обувь свою» необычен по силе воздействия, по импульсу к размышлению, переосмыслению разворачивающегося с каждой новой строкой мира главной героини, роман поразителен по некоей особой, беспощадной, холодной внутренней жестокости, присущей ей, с которой готов не соглашаться каждую минуту прочтения, но её мир, её переживание, её несогласие, даже, вернее, тотальное неприятие, одновременный протест и смирение – это суровая реальность, сквозь которую она едва пробивается к самому концу своей жизни. Думаю, каждый из нас имеет свой невидимый замкнутый круг, в котором производит бег в течение жизни, и только кажется, что бежишь по прямой, от точки к точке, скорее всего, совершается лишь  бег по прямой, образующей замкнутый круг своего «я».

Критики отмечали характер героини как независимость, свободолюбие, трагический конфликт с пошлой действительностью. Думаю, что подобное суждение поверхностно. Действительность не пошла, она обыденна, груба, в силу своей материальной природы. Просто существуют люди разные по своей душевной организации, по степени восприимчивости. Для меня раздвоение жизни героини кажется лишь последствием столкновения с грязью, выросшей из  низкой природы, души неподготовленной, чистой, очень чуткой и глубокой, разразившееся впоследствии душевной драмой, повлекшей разделение всей последующей жизни на два не пересекающихся между собой пространства, внутреннее и внешнее, душевное и физическое. Она захлёбывалась в собственном цинизме, пребывала в надменности, ущемлённая гордость уродовала все краски жизни и не позволяла  долгие годы  разглядеть даже возможные крохи прекрасного в окружающем её мире. Это психологическое разделение описано писательницей очень верно, оно поражает, поскольку речь идёт о довольно молодой женщине, закрывшей ставни в сокровищницу своей души, не увидев поблизости никого, кто был бы достоин войти к ней. И самая главная драма главной героини в том, что она не знала любви, тот самый островок земли священной… Названием романа являются слова из фразы, с которой, по библейским преданиям, бог обратился к Моисею: « Не подходи сюда; сними обувь свою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая».

Мне кажется, подобные психологические романы очень важны для воспитания души, для осмысления, для бури согласия и несогласия. Поэтому оцениваю роман, как очень интересный, а всю трилогию — как очень романтичную и сильную веху в истории литературы.

Оставить комментарий