«У человека предела нет!» Из интервью с писателем Сергеем Алексеевым

— То есть идея по сохранению и изучению русского языка очень востребована в обществе?

— В народе — да. Помогают нам и очень богатые люди, банкиры, бизнесмены. Если сравнивать с 90-ми годами, то могу отметить: тем, кто научился зарабатывать деньги, стало скучно, пропал спортивный интерес. Грубо говоря, эти люди наелись. Сейчас им хочется чего-то ещё. Вот Шукшин по этому поводу очень здорово сказал. Он к двум известным русским вопросам «кто виноват?» и «что делать?» добавил ещё один вопрос: «Наелся — что дальше?»

Интерес есть именно к этимологии, к задачам сохранения и развития русского языка…

— Почему так мало новой детской литературы?

— Объём книг, который есть в детских магазинах, огромен. Я специально изучал. Издания великолепные, но всё старьё! Есть для определённого времени определённая литература. «Дядей Стёпой» Михалкова можно было в 50-е, 60-е годы ребёнка учить, развивать.

У нас прекратился выпуск детской литературы как жанра. У нас Лунтики, Чебурашки бесполые, Шреки — ребёнка переводят в иллюзорный мир. Сознание ребёнка нужно вернуть в тот образный ряд, где он может путешествовать душой. Постмодернизм ребёнку совсем не нужен. Я думаю, что это делается умышленно, чтобы детей привязать к компьютерным технологиям.

Детство — это игра. С ребёнком сегодня нельзя играть в поддавки. С ними надо говорить по-взрослому. Нужен новый этап развития детской литературы. Мы дошли до времени, когда нужно сделать скачок.

— А кто сегодня, по-вашему, может быть героем нашего времени?

— Герой нашего времени, безусловно, существует. Дело в том, что мы сегодня пожинаем плоды, которые были заложены в конце XIX — начале XX века. У наших классиков на определённом этапе, наверное, была потребность общества — обернуться к несчастьям маленького человека, к его проблемам. И вот маленький, невзрачный человек оказывается героем книг.

Но на эту тенденцию в литературе наложились большевистские идеи. Буквально, как калька. Большевистские пропаганда и идеология возвели простого человека в герои. Это, наверное, закономерно. Традиция классической литературы XIX века — это сочувствие, милосердие. Но в литературе вообще исчез герой как герой. Большой, сильный богатырь. И мы сегодня пожинаем плоды.

Вы посмотрите: отсюда выросли бандиты-герои, прохиндеи-герои. По сути, героизировали то, что нельзя героизировать. Не подлежит героизации обаятельный негодяй.

И это перешло на все области жизни. Нам сегодня нужно вернуться к герою настоящему, к тем героям, о которых писал Толстой. Это большие люди, громоздкие, гиганты, как в зарубежной литературе: полковник Маркеса в «Сто лет одиночества», которому ничего не страшно, который великий. Вот это подтягивает человека от бытового уровня к бытийному. Есть куда расти. Планка высоко поставлена.

А нам предлагают уровень бандюка — опустись немного, и станешь бандюганом. Чуть-чуть приподнимись в хитрости и мошенничестве — станешь банкиром. Облапошишь, создашь пирамиду какую-нибудь — станешь Бендером. Достижения лёгкой задачи мошенническим путём — это героизация.

Думаю, что будущее русской литературы за героями. Не за этим падшим, вонючим, который сегодня любит смаковать всё самое грязное. Может быть, этому можно было посвятить два-три романа из всего сегодняшнего литературного пласта. Зэкам, ублюдкам, всевозможным уродам. Но основной-то массив литературы должен быть созидающий.

Делается попытка развенчать исторические образы. Это делается умышленно, это политика. Изначально это делается теневыми идеологами, которые сегодня хотят поставить мир на путь потребительства. Они и в России сегодня пытаются воспитать здорового потребителя. Наши власть имущие говорят: мы должны воспитать здорового потребителя.

Человек-созидатель вопросы начнёт задавать, он неуправляем. Поэтому надо создать стадо баранов, которых можно гонять куда хочешь.

Но нельзя всё время воспитывать потребительство. Человеческая душа устроена божественно, она обязательно потребует отдушины, этого великого творческого начала, которое в каждом человеке заложено.

Я абсолютно уверен, что у человечества не всё потеряно. Сколько бы ни говорили, что компьютерные, цифровые технологии заменяют человека, ничего подобного! У всякого явления, в том числе и технического, есть предел. У человека предела нет.

Сегодня выставляют цель — деньги, успех, благосостояние. Этого быстро можно достигнуть.

А дальше — пустота. Пустота человека не будет устраивать. Произойдёт качественный всплеск другого сознания. Поэтому я считаю, что человечество сейчас в конце тупикового пути заблуждений. В скором времени блеснёт выход из этого состояния, причём он будет массовым. Как откровение. Так что не всё потеряно.

Интервью брала для «Субботы» Рита Трошкина.

Источник: «У человека предела нет!»