Современный человек — мишень для новых технологий.

Ни для кого не секрет, что ХХI -й век — время технологий. Если ХХ — й можно охарактеризовать как век технического прогресса, то новое наше столетие уже демонстрирует новаторство в сфере технологий, отнюдь не скрывая этого, а даже превознося открывающиеся возможности. Технологии нынче проникают везде, они есть не только в производстве, но и в политике, и в экономике, и в устройстве общества. Это чёткий набор средств, благодаря которому можно получить и сохранить определённый результат. Тот результат, который считается необходимым. Внедрение той или иной необходимости — тоже технология. Невольно складывается впечатление, что эти самые технологии заслонили собой саму жизнь или превратили её в некий строго механический процесс, в котором сама спонтанность жизни тоже начинает подчиняться определённым правилам и программироваться. По крайней мере, её теперь тоже можно «вызвать», разбудить при помощи некоторых несложных, но эффективных методов психологии.

Итак, если мы обратимся к этимологии этого всё более обретающего вес в современном мире понятия, то увидим следующую картину: Технология происходит от др.-греч. τέχνη — искусство, мастерство, умение — плюс — λόγος — мысль, причина; методика, способ производства. Далее очень интересный феномен смысла этого процесса раскрывает нам ВикипедияТехнология (англ. technology) является сравнительно новым, многогранным термином, точное определение которого ускользает из-за постоянного развития смысла этого понятия, как самого по себе, так и взятого в отношениях с другими, такими же широкими понятиями: культура, общество, политика, религия, природа.

С процессом, точное определение которого ускользает, очень интересно иметь дело: это словно некая интеллектуальная амёба, нечто, что невозможно рассмотреть как объект, поскольку оно способно видоизменяться и перерождаться во всё новые и новые формы. Смысл его постоянно развивается. Смысл не стоит на месте. Похоже, что как раз в этой особенности определения состоит и особенность нашего времени. Здесь нечаянно приоткрывается сущность идущих процессов, можно сказать, процессов глобального характера, затрагивающих весь живой мир на Земле.

Если быть до конца честным, то понятие смысла в осознанной жизни имеет ключевое значение. Осознавая смысл того или иного явления, можно вынести ему оценку, тем самым расклассифицировать его, обрести понимание происходящего. Если смысл неясен, то отношения с явлением выстроить гораздо сложнее, если вообще это возможно по-настоящему. Тенденция современности же такова, что смыслы стираются, нивелируются и заменяются. происходит некая игра со смыслом как основополагающих понятий, так и многих частных. Любая игра со смыслом выливается в некое манипулирование. Отсюда можно сказать, что наступившая и вступившая в силу эпоха Постмодерна, продекларировашая в своём уставе отсутствие смыслов как своей основы, себе не изменяет и действует со всей решительностью. Поэтому часто здраво оценить влияние технологий бывает сложно: здесь на лицо и много позитивного. Создаётся устойчивое внешнее впечатление, что технологии помогают в организации, систематизировании, оптимизации, способствуют росту и развитию, как некий научно-технический прогресс во всех сферах нашей до бесконечности усложнившейся за последние годы жизни…

И всё было бы относительно спокойно, если бы не следующее. Как уже говорилось, все сферы нашей жизни начали испытывать воздействие технологий, начиная с банальной рекламы на улицах наших городов, способной сформировать определённый потребительский эффект, и заканчивая массовыми переселениями народов, которые мы имеем место наблюдать последний год. Получается, что главным объектом различных технологий теперь является человек. Именно на человеке фокусируется технология, за ним следит её неустанное око. Здесь и кроется коренное отличие нашего времени от прошлого, даже ещё относительно недавнего.

Кем же был человек до недавнего времени, что изменилось за последние годы столь стремительно и бесповоротно? Ещё недавно в школьных сочинениях мы не один раз употребляли слово «гуманизм». Не стану изменять традиции и обращусь к этимологии этого слова: Гумани́зм происходит от лат. humanitas — «человечность», humanus — «человечный», homo — «человек». Помнится в школе очень сложно было разобраться с этим термином, но на него делался акцент, его важность и необходимость не оспаривалась, была аксиомой. Через его призму рассматривались поступки человека как по отношению к себе подобному, так и по отношению к животным, природе и пр.

Не стану здесь разбираться в «коммунизмах», «атеизмах» , «теизмах» и прочем, просто обобщу, сказав, что начиная примерно с XIV-го века, вступив в эпоху Ренессанса, европейское общество вступило в новую фазу интеллектуального движения, которое вызвало настоящий переворот в сознании людей того времени. Движение это получило громкое название «гуманизма», и ему было суждено обрести самое широкое распространение в последующие столетия, став основой всей европейской культуры.

Зародившийся Гуманизм конечно же сформировал и новый идеал человека. Ему удалось объединить и уравновесить в себе воззрения античной философии и средневековой теологической доктрины. Основной акцент делался на высоком назначении человека, на его достоинстве. Человек, сотворённый по образу и подобию Бога был природою или самим Богом поставлен в центр мироздания и наделён множеством качеств, таких как добродетели, разум, способность к обучению, которые ему в процессе жизни следовало развивать в себе, активно участвуя в творческом процессе созидания. Особенно гуманисты восхваляли и прославляли человеческий разум, неукоснительно ведущий своего обладателя к познанию, и способность к творческому выражению своих многочисленных талантов через деятельность… Человек с его потенциалом нравственных и умственных добродетелей становился непреходящей ценностью.

Претерпевая изменения, но не меняя своей основы веры в возможность человека и человеческого духа, гуманизм дошагал до ХХ века.

Что же такого произошло в ХХ-м веке… Почему он стал неким переломным моментом, если можно так выразиться, сформировавшем наше будущее?

Гармоничность личности, к которой призывали гуманисты геометрически должна была вырисовываться по принципу равностороннего треугольника Дух-душа-тело. Даже коммунистический гуманизм, отрицая божественное, не отказывался от духовных вопросов, перенося их в сферы культуры, как и Сартр со своей атеистической направленностью мысли. И тем не менее кровавый скальпель ХХ-го века вспорол высокое имя Человека, будто поставил под сомнение, несмотря на однозначную нравственную оценку, вынесенную произошедшим трагическим событиям, унёсшим миллионы человеческих жизней. Где-то в недрах зародившаяся разъедающая паутина продолжила плести свою сеть, чтобы уже в наше время выйти наружу и заявить о правах.

Технический прогресс ХХ-го века — сложнейший процесс, через который с азартом пошло человечество, снимая кино и запуская в воздух дирижабли, и к которому по всей видимости оказалось не готово. Вспоминая тот гармоничный геометрический символ человека и одновременно обобщённо смотря на события прошлого столетия, невольно напрашивается вывод, что человеческое сознание не справилось со вставшей перед ним задачей технического прогресса. Говоря простым языком, этот технический прогресс вскружил ему голову. ХХ век стал неукоснительно наращивать третью, физическую сторону жизни, не развивая, не уделяя должному вниманию остальным. Или, может статься и такое, духовное звено имеет более длительный этап своего вызревания и возникшая внешняя революция автоматически отодвинула внутреннее, посчитав его мешающей гирей, недоразумением, ничего не значащим довеском, который подождёт. И необходимая уравновешенность пришла в серьёзный упадок.

Нет ничего плохого у научном познании, оно само по себе прекрасно, но попадая в руки перекошенного, духовно неразвитого человека, превращается в нечто иное как в бомбу. Это бомба в руках младенца, который неосторожным движением может легко уничтожить весь мир. Современный человек, лишённый составляющих души и духа, равносилен такому несмышлёному младенцу, которому становится доступно всё большее и большее владение физическим миром. Он, не имея основы, которая позволяла бы ему оценивать получаемый результат, легко ослепляется возможностями технического прогресса, и с какого-то момента, уже сам этот прогресс владеет им, а не он прогрессом. На ум приходит аналогия с известным персонажем одноимённого романа Мери Шелли, вспоминается Франкенштейн. Мери Шелли — отнюдь не глупая девчонка, как считают многие, которая, чтобы победить свои страхи, придумала знаменитый роман. Писателям порой открываются удивительные вещи, способные объяснить в своей образной манере многие происходящие события и явления.  Так научно-технический прогресс под именем Франкенштейн начинает свой собственный путь.

Я уже не один раз отмечала, что сломать что-то без усилия можно только придав ему ложный смысл, то есть лишив его истинного смысла, тем самым обесценивая. Создаётся впечатление, наблюдая за событиями последнего времени, что происходит демонтирование идеала Гуманизма, как основы мировоззрения, нормы и культуры, лежащиих в основе европейского общества многие столетия. Это видно по начавшемуся процессу обесценивания гуманистического человека. Чтобы это произошло, нужно сформировать концепцию нового человека — так в обществе становятся нормой ценности, которые ещё совсем недавно считались патологией.

Искажение или отсутствие смысла. Ещё в ХХ веке наряду с успехом НТР новой проблемой современного европейца обозначался так называемый «экзистенциальный вакуум». Обладая всеми дарами цивилизации, большими техническими возможностями, человек впадает в состояние, когда смысл его жизни перестаёт видеться или осознаваться. У него отныне есть всё: супермаркеты забиты продуктами, стремление к удовольствиям могут быть удовлетворены,  как таковой угрозы жизни нет, «выживать» теперь не нужно, к тому же НТР делает всё, чтобы высвободить больше свободного времени. Но получая все эти дары, оказываясь наедине с самим собой, человек чувствует внутреннюю неудовлетворённость, скуку.

Иногда создаётся впечатление, что современный человек бежит от реальности жизни, всеми силами старается избежать встречи с жизнью. Он в созданном им искусственном мире ограничивает себя от страдания, от

Использование скучающего человека

Стремление к смыслу — естественное человеческое желание наполнить свою жизнь смыслом. Способность задумываться о смысле жизни — это отличительная особенность человека. Невозможно вообразить животное, которое задаётся таким вопросом.

Смысл — понятие вертикальное.

 

 

Подобное формирование возможно лишь в привнесении новых ценностей.

 

 

Снятие с него запрета, обнуление его так называемой святости, его ценности как человека. Отныне с ним можно будет делать, что угодно, подвергать самым изощрённым технологиям, модернизировать, лепить как угодно и это формирование нового человека отдано на откуп Франкенштейну. С его позиции нынче можно смотреть на человека. Человек теряет божественную частицу — она больше не нужна, в ней нет смысла, теперь всё позволено, снимаются запреты, уничтожаются табу. Зачем они, должно раскрепостить несчастного человека, освободить от оков прошлых догм, посчитав их пережитком?!

Сюда бьёт образование. Вернее, его постепенное уничтожение. Компетенции, навыки, но не целостный человек. Образ божий больше не отображается в человеке — Франкенштейну это не нужно, он строит новый мир, мир в котором Бога нет. Замечаю, что стало очень модным в последнее время делать акцент именно на физическую составляющую человека, человек теперь сам расширяет своё сознание, делает бесконечные практики, тренируется как спортсмен, стараясь идти в ноу со временем. От него постоянно требуют новых и новых навыков, новых и новых компетенций, человек превращается в машину. Духовный мир замещается практиками и техниками. Техника и технология дают человеку иллюзорное величие, иллюзорная уверенность в собственной свободе.

ХХ-й век, с его неслыханным насилием, с его неслыханными опытами над человеческим материалом в лагерях, с рождением психологии стал предтечей к развенчанию Человека. ХХ-й век, где как никогда столкнулось геополитическое и человеческое, победило геополитическое, человек как таковой уменьшился до размеров букашки, в современном мире ему отвели место потребителя, отняли у него роль творца. Ему оставляют с каждым днём всё меньше и меньше пространства, втискивая в потребительские тиски, навязывая шаблоны поведения, шаблоны желаний, не оставляя времени на осмысление происходящего, ибо известно, что человеческий мозг за единицу времени способен обработать определённое количество информации. А информации всё больше, знание замещается информацией, информированием, способность к размышлению перерастает в способность к принятию большего количества информации.

 

Современный человек становится объектом манипулирования. Его личность сводится к объекту манипулирования и программирования. Меняется само понятие человек, с него снимается гуманистическая защита. Эпоха гуманизма поставила человека очень высоко, придала ему особый статус неприкосновенности, подарила ему возможности роста, любви, понимания себя как ценности, как высочайшего  творческого представителя живого мира на Земле. Человек стал считаться богом земли, Земля — его домом. Эпоха гуманизма наделила человека возможностями стать Человеком, она позволила ему иметь прекрасные качества, божественный качества, которые делали его неприкосновенным.

Навыки стали цениться больше, чем качества.

Он вселяется в головы людей и начинает ими управлять от своего имени.

Франкенштейну не нужны люди с их равнобедренным треугольником сути, поэтому происходит глобальное переосмысление самого понятия человек.