«Принесённые в жертву». Отзыв на спектакль А. Праудина «Школа»

Спектакль "Школа" А. Праудина

Спектакль «Школа» А. Праудина

Посмотрела я недавно спектакль «Школа», поставленный режиссёром Анатолием Праудиным на Экспериментальной сцене театра Балтийский Дом (Санкт-Петербург). Спектакль идёт с 2012 года, но своей актуальности, пронзительности, остроты не теряет по сей день, он многих может оставить в растерянности и недоумении, но, как говорят, имеющий уши, да слышит.

Задумка проста: герои, четыре девочки и два мальчика, собираются на репетицию школьного ансамбля, готовятся к предстоящему концерту. И во время репетиции, обсуждая песни, которые будут исполнять, меж ними возникают откровенные разговоры на важнейшие, основополагающие темы жизни. О любви, смерти, предательстве, ценностях и времени. Они вспоминают истории из своих жизней и искренне делятся ими друг с другом, а заодно и с нами…

Спектакль сложный, несмотря на внешнюю простоту и приближенность к рядовому зрителю, будто это и не спектакль вовсе, а простое доверительное общение: никакой дистанции между зрителем и актёром, вовлечённость полная. Герои яркие, звонкие, запоминающиеся и очень достоверные. Каждая роль продумана до мелких деталей – от жестов и слов до каждой чёрточки одежды и макияжа. Информации для зрителя очень много, спектакль насыщенный, контрастный, способный на значительную амплитуду рождающихся чувств: как в плюс, так и в минус.

Тема безусловно женская. Мужчин в спектакле как бы нет. Оба заявленных молодых человека умело списаны, проступают фоном, на котором и рисуется женская судьба уже сочными, уверенными мазками; мужчины здесь служат дополнительным катализатором для максимального раскрытия основной задумки – размышления о современной молодой женщине, о постигшей её участи. И это не комедия, как может сначала показаться. Это трагедия.

Интересно и правильно, что на сцене собираются вместе отнюдь не разные поколения, как заявлено в аннотации к спектаклю, зрителю показано как раз одно поколение, но поколение необычное, прошедшее через разлом, через огромный исторический разлом. Оттого девочки-героини и кажутся такими разными, «разнопоколенными», хотя между ними не так уж много лет. Возможно, поскольку я сама родом из тех же времён, все образы оказываются очень близкими, знакомыми – мне приходилось много размышлять о судьбе как своей, так и «плюс-минус» ровесников. Мы поколение, которое росло, взрослело, когда вокруг всё рушилось, прошлые ценности падали в пропасть, высмеивались, а по сути – поколение, оставшееся без внутренних ориентиров, отсечённое от прошлого. Наше поколение попало под раздачу исторического масштаба, пережило разрушение своей страны, Родины, поколение, над неокрепшим на тот момент сознанием которого произведён настоящий эксперимент; изучить и осмыслить его нам ещё предстоит. Увиденный мною спектакль – одна из зрелых, хорошо продуманных попыток обсудить на примере четырёх героинь последствия этого времени.

Я не стану подробно разбирать всех персонажей по отдельности, это не рецензия. Это отзыв. Это впечатления. И приглашение посмотреть постановку самому.

Спектакль раскрывается стремительно, накал постоянно растёт в течение двух часов (антракта нет), истории звучат всё пронзительнее, и с каждым новым откровением девочек становится ясно, что перед нами – духовно-душевные калеки. Абсурд – только на поверхности: на внутреннем экране раскрывается суровая действительность нашей жизни. Искалеченность души показана удивительно правдиво, точно, будто под увеличительным стеклом. Выделяется только самая старшая из героинь – Рита, но ей повезло закончить школу до случившегося разлома… Весь её образ, успевший выйти во взрослую жизнь раньше 90-х годов ХХ века, ещё полон детской, девичьей романтики, а рассказы наивны и оттого красивы по сравнению с тем, что пережили и чем откровенничают подруги.

Женская душа по своей природе очень чиста, и именно она была принесена страшным временем в жертву, унижена и растоптана. Три оставшихся девочки не понимают, что с ними «не так», почему они притягивают в свою жизнь «не тех» спутников, почему никак не могут быть счастливыми, они обращаются за советом к мужской несостоятельности, которую олицетворяют «уже не атланты» барабанщик и гитарист ансамбля – только потерявшие связь с собой, своей душой, будто ослеплённые, лишённые внутренней чистоты женщины могут так поступать. Мне кажется, этот спектакль главным образом – спектакль о жертве, женской жертве, принесённой на алтарь кровожадного Молоха. В самом конце появляется некий «Человек из будущего» – так это никто иной как тот самый Молох или подобный ему. И последняя сцена – тому подтверждение. Мужская инфантильность, безответственность и низвержение женщины, лишение её чистоты путём растаптывания девичьей Мечты, неспособность сохранить эту Мечту, воплотить в жизнь – яркий, безобразный признак времени, представителями которого и являются героини. Контрастирует с ними всё та же Рита, воспитанная в другое время, и именно Рита старается лечить раны девочек, побитых на помойке (очень точный образ) в схватке с бандитами… а кровавый оскал Молоха охватывает, перекрашивает в цвет крови всех, вышедших в жизнь после 91 года. Рите, к счастью, он может лишь опалить щёки (хотя и её идеалы оказываются в новом времени смешно сделанными из папье-маше)… «Другое время» в спектакле не идеализируется. К нему у автора тоже существует немалое количество вопросов, это ясно и из символичных декораций, и из песен, которые готовят герои для праздника, но оно имело под собой прочную основу, которая во многом помогла в последствии день простоять и ночь продержаться…

Конечно, последняя сцена гадкая, отталкивающая, вызывающая тошноту, омерзение, но она наиярчайше выписана и очень правдива, если оглянуться назад и посмотреть в то время, отголоски которого зловеще звучат и по сей день, смягчивший лишь острые углы, но не устранивший возникшие проблемы, а порой даже их усугубивший. Неизлеченная болезнь принимает хронические формы и уходит в подсознание, продолжая разрушение исподтишка, коварно и всё также беспощадно… Неоднозначность всех времён, эпох – прекрасный повод начать размышлять.

«Школа» выпятила и выпукло, брутально, может быть, даже нагло и слишком смело рассказала о моём поколении, о его трагедии. Что мы закончили? Просто «школу» или это была «школа жизни»?.. Лишь с годами осознаёшь силу беспощадного вызова, который был брошен нашей стране в перестроечные годы, вызова, что сломал хребет многим человеческим судьбам, сотряс устои старших поколений, отразился зловещей гримасой на тех, кто только-только начал выходить в свет. Время позволяет отодвинуться от произошедшего и подумать над ним отстранённо, хладнокровно, без излишних эмоций, без пристрастия: в гуще событий отвлечься, оценить размах происходящего и разобрать саму его суть часто бывает слишком сложно. Что мы потеряли и что обрели. Что это за «свобода», которую «обрели», что это за «несвобода», которую «потеряли». Как эта «свобода» повлияла на конкретного человека, на конкретную судьбу, что сотворила с ней, какие ценности принесла взамен сметённым, уничтоженным…

И если вернуться к спектаклю, то хочу сказать следующее: бывает так, что что-то одновременно нравится и нет, притягивает и отталкивает, вызывая противоречивые чувства. Внутренняя неустойчивость ощущения – в ней ключ к пониманию себя, ключ к отгадке, которую силится распознать сознание в бессознательных реакциях на увиденное, услышанное, почувствованное. Спектакль мне понравился практически во всём, а не понравился лишь потому, что больно, стыдно и грустно за историю отечества 90-х годов, за покалеченные судьбы, души, а эти эмоции не всегда хочется, однажды пережив, ещё раз переживать. Сейчас модно убеждение и это, на мой взгляд, тотальное заблуждение, что правильно испытывать только положительные эмоции (позитивчик!), а переживать отрицательные – плохо и не нужно. Я как раз ставлю в плюс, что спектакль заставил пережить и боль, и стыд, и грусть. Как раз эти чувства и звучали во мне долго после окончания и не давали покоя, заставляя вновь вспомнить всю ту чёрную полосу жизни. И это заслуга последней сцены. В противном случае, мы бы посмеялись и разошлись, но в душе осталась бы пустота и незавершённость, не вынесена была бы нравственная оценка происходившим и происходящим до сих пор событиям.

Сайт театра и спектакль:

http://www.experimentalstage.ru/school.htm

Maria Déco 1.12.15