Отрывок из интервью с директором Русского Музея Владимиром Гусевым

Наталья Эргенс.  Начало ХХ века знаменито уникальной творческой атмосферой. Как в этом смысле вы оцениваете наше время?

Владимир Гусев.  Мы постоянно делаем выставки современных художников, молодых художников, насколько позволяют наши пространства и наши возможности. Но актуальное искусство не всегда вписывается в рамки традиционного музея – нужны гаражи, нужны гигантские пространства, улицы города или подъемный мост, на котором можно нарисовать все, что вам позволяют совесть, нравственность и воображение. Сейчас наше общество болеет иммунодефицитом – против агрессивности, против терроризма, против пошлости, против вседозволенности, у нас сейчас дефицит морали, нравственности. Ведь мораль – это не просто устои. Нельзя разводить вокруг себя грязь, нельзя справлять естественную нужду на улицах, потому что начнутся эпидемии, люди станут умирать, и поэтому же нельзя экспонировать экскременты как произведения современного искусства. Сегодняшнее актуальное искусство я определяю для себя как одноразовое искусство эпохи иммунодефицита.

Н. Э.  И нет ничего, что бы вам из современного искусства понравилось?

В. Г.  Я, конечно, бываю на крупных выставках современного искусства, в том числе и за рубежом, но, как я уже говорил, актуальное искусство меняется слишком быстро и я не успеваю за ним уследить и его оценить. Но вот что меня на этих выставках убивает, так это разговоры, где преобладает тема денег: какой художник за какое количество тысяч ушел в прошлом году, сколько нулей добавилось у этого, а кого не покупают совсем. Рынок был всегда, но сейчас он оказывает очень большее давление.

Н. Э.  Сейчас крупные и яркие события часто проходят в небольших галереях, арт-центрах. Чувствуете ли вы конкуренцию?

В. Г. Сегодня появилась масса галерей, и это хорошо. Восстанавливается нормальный, то есть ненормальный художественный процесс – ведь художественный процесс должен быть ненормальным и в чем-то неуправляемым. В галереях может и должно происходить это брожение, а музей должен отбирать то, что останется во времени, что поможет нашим потомкам спустя сто лет понять, каким было искусство начала ХХI столетия… 

Другой сложный момент для меня связан с тенденцией к тому, что музей должен стать центром развлечений. По-моему, он должен быть центром увлечений. Образование должно быть не развлекательным, а увлекательным. А развлекают нас все средства массовой информации. Если молодежь хочет встать на четвереньки и лаять, то наши СМИ часто тоже встают на четвереньки и лают вместе с ними. А кто-то должен сказать, что лучше подняться с четверенек и вспомнить, что есть еще и человеческий язык. Музей должен идти в ногу со временем – и мы идем, но этот шаг не должен быть настолько широким, чтобы штаны лопались. Не стоит, как писал Есенин, «задрав штаны, бежать за комсомолом». Найти равновесие в этом быстро меняющемся мире – дело непростое.

 

Полное интервью можно почитать здесь.